Статьи

  —   ЛЮДИ И ИСТОРИИ
Выбрать рубрику

ЭЛЬДАР КАЛИМУЛИН: «Мне кажется важным показывать в кино современное общество…»

Автор: Евгения Галина, фото: ТНТ

Телеканал ТНТ выпустил в эфир «Эпидемию» – хит не только российской, но и международной сериальной индустрии. С 30 мая в 22:00 телеканал начнет показывать второй сезон сериала о том, как группа совершенно разных людей бежит от смертельно опасного вируса и по пути сталкивается с испытаниями, которые проверяют их на человечность.

Во втором сезоне появятся новые персонажи в исполнении Юры Борисова, Никиты Еленева, Виктории Клинковой и других актеров, останутся и старые. Например, Мише, герою Эльдара Калимулина, предстоит раскрыть один из секретов первого сезона и пережить немало сильных потрясений.

О сезоне, сложном персонаже с аутизмом и о новых фишках «Эпидемии» мы поговорили с Эльдаром.

Как изменилась ваша актерская карьера и жизнь в целом после выхода первого сезона «Эпидемии» и ее успеха на Netflix? Был ли после международной премьеры интерес зарубежных продакшнов и кастинг-директоров к вам?

Моя актерская карьера и жизнь изменились именно после выхода сериала на Netflix. Поступило несколько интересных предложений от зарубежных партнеров, меня даже утвердили в один сериал на Amazon Prime, но, к сожалению, из-за ковидных ограничений и из-за старта съемок второго сезона «Эпидемии», мы не смогли посотрудничать. У меня и до этого был опыт съемок в международных проектах – я снимался в «Поиске» у Мишеля Хазанавичуса. Думаю, интерес к нашей индустрии вырос за последние 5-7 лет, произошел бум, и я надеюсь, что скоро русских лиц будет больше в заграничных фильмах и сериалах.

У сериалов есть проблема вторых сезонов: к ним всегда завышенные ожидания, плюс у зрителей уже нет новизны восприятия. На ваш взгляд, как авторы нового сезона решили эту проблему?

Я очень боялся этой «проблемы второго сезона», потому что у меня это первый в жизни второй сезон. Мои ожидания были настолько высокими, что я не мог правильно начать работу над моим сложным и интересным персонажем Мишей. Думал, каким будет продолжение, как мне играть… Я сильно загнался, а потом прочитал сценарий и понял, что такого от сериала точно никто не ждет. Это крутой вызов. Кто-то говорит, что второй сезон получился в стиле «Индианы Джонса», и, возможно, это так. Видимо, «Индиана Джонс» и первый сезон «Эпидемии» поженились, и получился второй сезон «Эпидемии» (смеется). Сценарист Рома Кантор очень интересно поработал с ожиданиями зрителей, это надо смотреть и сформировать свое мнение.

Как и чем второй сезон и его мир будет отличаться от первого? Будет ли мир нового сезона все тем же миром Яны Вагнер и ее книги «Вонгозеро»?

От книги Яны Вагнер мы начали уходить еще в первом сезоне, и мой персонаж тому явное подтверждение. К финалу сезона мы довольно сильно разошлись с сюжетом книги, со способом повествования Яны. У романа «Вонгозеро» есть продолжение, но сценаристы мало к нему обращались, потому что было принято решение делать самостоятельную историю, которая должна развиваться в рамках драматургии сериала «Эпидемия», а не в рамках драматургии романа.

Судя по первым эпизодам нового сезона, ваш персонаж как будто преодолевает свою особенность, становится расслабленнее, не так пугается людей. Готовясь к роли, вы изучали опыт и способы адаптации к новому у людей с аутизмом?

Мой персонаж преодолевал свою особенность и в первом сезоне, но в его финале происходит некое событие, которое – не буду спойлерить – визуализируется уже в третьей серии нового сезона. Надеюсь, что зритель посмотрит и поймет логику происходящего, логику персонажа. Честно сказать, я немного отошел от изучения аутизма. При подготовке к первому сезону я уделил этому много времени и тех знаний, которыми я овладел, хватило для создания персонажа. Я понял, что мне нужно отходить от информационно-реалистичной базы к созданию художественного образа. В Мише есть какие-то ноты аутизма, но все-таки он – выдуманный, художественный персонаж, который отличается от реального.

Какой из фактов о быте людей с аутизмом стал для вас открытием, удивил? Таких персонажей в нашем кино пока немного, все они на виду.

Один из фактов, на котором я строил свой образ и который мне почему-то запал в мозг – это то, что люди с особенностями используют периферийное зрение, они видят по-другому. Я уделил время тому, как смотреть периферийным зрением, учился этому. Когда ты действительно используешь периферийное зрение, ты по-другому смотришь на мир, восприятие меняется. Это помогло мне в работе, стало таким краеугольным камнем.

Получали ли вы отзывы от родителей детей с аутизмом о вашей роли?

Да, я получал отзывы от людей с особенностями. У меня есть один подписчик, он из Англии, его зовут Том Андерсон. Он мне иногда пишет. Том – социализированный человек с синдромом Аспергера, у него есть инстаграм, он общается с людьми. Не могу сказать, что мне написали тысячи людей, но несколько человек, имеющих дело с особенными людьми, писали и благодарили. Для меня было очень важно, чтобы моя работа и мой образ их не обидели, чтобы образ не был карикатурным. Мне приятно, что кто-то это почувствовал, увидел и откликнулся.

Первая серия нового сезона открывается галереей молодежных образов – художница, татуировщица, фотограф. Как думаете, почему с миром жестокости и игры на выживание авторы сериала решили столкнуть именно таких людей?

Я читал отзыв, в котором говорилось о том, что «Эпидемия» – это галерея архетипов современных людей. Думаю, эта галерея была бы неполной без присутствия в ней хипстеров, скажем так. Мне кажется важным показывать в кино современное общество, пусть и немного гиперболизированное.

Неприспособленность и ранимость современной молодежи – очень крепкий стереотип. Как думаете, почему он появился? Не кажется ли он вам обидным?

Я не обижаюсь на стереотипы, тем более что ко мне они никакого отношения не имеют. Это стандартный конфликт отцов и детей. Отцы считают, что надо делать так, как они считают, а дети хотят жить свою жизнь. Поэтому отцы говорят, что мы неприспособленные, ранимые и ничего не можем сделать, а мы просто ждем своего часа для того, чтобы действовать. Это извечный вопрос. Условно 100, 200, 300 лет были все те же претензии к будущему поколению.

Расскажите о фильме «Год рождения» Михаила Местецкого. Как вам работа с Местецким? Как относитесь к юмору в его фильмах?

Ох, «Год рождения»… Это моя любовь. Кстати, в этом фильме я сыграл благодаря первому сезону «Эпидемии». Миша Местецкий дружит с Ромой Кантором, Рома пригласил его на показ, и Миша потом мне говорил, что именно после этой роли обратил на меня внимание, понял, что я могу сыграть героя, что мне можно это доверить. Миша – фантастический человек. У нас с ним было увлекательнейшее путешествие.

В Питере у нас были длинные ансамблевые пробы на роль отца моего персонажа, в итоге мы нашли Олега Василькова – прекрасного человека, партнера и актера. У Миши крутой юмор, я обожаю его короткометражки, например, «Ноги-атавизм». С нетерпением жду, когда выйдет «Год рождения», и надеюсь, что зрители его оценят, потому что этот фильм – просто отрыв башки, по-другому не назвать.



Комментарии (0)

Новый номер

Выпуск №1 - 2021 Скачать файл

Консультация эксперта

Задать вопрос и получить консультацию специалистов из разных областей

Анастасия Шевченко
Педагог, логопед, соавтор более 40 детских книг и методических программ для детских центров.