Статьи

  —   Психология ,   Школа для родителей
Выбрать рубрику

Может ли приемный ребёнок стать родным?

Автор: Ирина Мухина, Фото: Регина Обухова

Чаще всего именно этот вопрос мне задают кандидаты в принимающие родители. Или… какого возраста нужно взять ребёнка в семью, чтобы он стал родным? И все усилия будущие родители тратят на то, чтобы ребёнок стал родным. Заметьте, не счастливым и гармоничным, а именно родным. Чтобы ничего не знал о своих кровных родителях и предках, всё с чистого листа. Представьте, сколько уходит энергии на борьбу с «прошлым» ребёнка.

В отличие от европейских стран, Уголовный кодекс РФ предполагает ответственность третьих лиц за разглашение тайны усыновления. Чаще всего тайны касаются случаев с малолетними детьми, которые в силу возраста не помнят своих родителей, и приёмные родители сами решают, сохранять тайну усыновления или нет.

Я не собираюсь отговаривать тех, кто планирует сохранять тайну усыновления, решение каждый принимает сам. Я лишь хочу поделиться своим опытом и наблюдениями.

Не помнить — не значит не было!

Вспомните позу, которую принимает ваше тело в условиях сильного дискомфорта: когда вам плохо, холодно, грустно, больно. Эта поза называется поза эмбриона. Почему тело стремится принять именно эту позу? Всё просто. В нашем организме всё взаимосвязано.

И человеческий организм как система начинает искать то, что поможет гармонизировать состояние, убрать дискомфорт. Это опыт собственного развития или перинатальная память подсказывают телу то время, когда было очень комфортно внутри утробы матери: там была постоянная температура, бесперебойное питание, защищённая среда. Это взрослая логика и опыт подсказывают: прими таблетку, если болит живот, а первая реакция при приступе острой боли — согнуться и обнять себя руками. То есть тело говорит на уровне инстинкта: прими ту позу, когда тебе было очень хорошо, вернись в то состояние и, возможно, комфорт вернется. Какое это имеет отношение к прошлому ребёнка? Самое непосредственное. Информация на генетическом уровне передаётся ребёнку от родителей, у него уникальный генокод, — и то, что поколения закрепляли в виде жизненного опыта, записывается на генном уровне. Это та самая пресловутая наследственность, которая тоже участвует в формировании личности. Её не много, не более 15 %, и её можно корректировать воспитанием, но всё же она есть.

А ещё нельзя отрицать перинатальный опыт, опыт жизни и получения информации внутри утробы матери. То, как мать разговаривала с ребёнком и окружением, каково было её настроение, что она ела, какую музыку слушала. Ребёнок способен строить отношения с окружающим миром, ещё не родившись на свет. Он видит световые пятна, он различает на вкус околоплодные воды, он слышит голос не только матери, но и другие звуки, резкие его пугают, и он может реагировать на них.

Если мать чем-то взволнована, то и ребёнок может быть неспокоен или, наоборот, затихать, как бы пережидая опасность. Если в вашем окружении есть беременные, вы можете взаимодействовать с ребёнком. Попробуйте в течение нескольких дней в одно и то же время касаться живота беременной женщины в одном и том же месте, очень аккуратно. Вы заметите, что через некоторое время ребёнок будет ожидать ваших прикосновений. Если они будут приятны для него, он захочет с вами взаимодействовать, он будет ожидать ваших прикосновений.

Психика человека созревает продолжительное время. Он не рождается с развитой памятью, мышлением, восприятием. Для того чтобы психика окрепла, набрала весь свой потенциал, уходят годы, у кого-то вся жизнь. И только незначительное количество людей может вспомнить (иногда под воздействием гипноза) то, что происходило с ними до рождения. А остальные эту информацию не помнят, но хранят. И что же делать ребёнку с этой информацией, если от своих приёмных родителей он получает совсем другую. Есть пары, которые имитируют беременность, создают фотоальбомы с новорождённым, рассказывают истории из жизни ребенка, которых не было. Сознание получает вербальную информацию, которая никак не коррелируется с тем опытом, который хранит тело. И тогда у ребёнка начинается внутренний конфликт, который он не может осознать, а значит, и решить. Начинаются проблемы с поведением, соматические проявления. Приёмные родители, сетуя на «дурную наследственность» ребёнка, продолжают поддерживать иллюзию, даже не понимая, что ответственность за то, что происходит с ребёнком, лежит и на них.

Как-то в своей работе я столкнулась с удивительным случаем. Женщина обратилась с запросом на подготовку в приёмные родители, своих детей она иметь не могла по физиологическим особенностям. В ходе работы я заметила странную особенность: женщина по всем параметрам подходила под категорию ребенка–сироты, но в её истории не было ни единого факта, об этом свидетельствующего.

И тогда я встретилась с её родителями, которых она считала кровными. Оказалось, что мои догадки подтвердились. Она действительно ещё младенцем попала в дом своих родителей и другой информацией не владела. Родители создали миф о её рождении и жизни в младенчестве, старательно его поддерживали, конечно, из благих побуждений.

Можно спорить о случайном совпадении этих фактов. Но результат таков: её репродуктивная система замерла, перестала развиваться ещё в детстве. Она, безусловно, стала родным ребёнком для своих родителей, а они — единственными и любимыми родителями для неё. Но вот вопрос: не слишком ли высока цена?

Родители, решая за ребёнка, какую информацию ему предоставить, опираются на собственные страхи, у ребёнка их ещё нет. А дефицит информации эти страхи подпитывает. Вот и получается замкнутый круг страхов, в который родители себя вовлекают, а расплачиваются все участники процесса, только цена у каждого своя.



Комментарии (0)

Новый номер


Выпуск №2 - 2015
Скачать файл

Консультация эксперта

Задать вопрос и получить консультацию специалистов из разных областей

Александр Пыжьянов
сертифицированный тренер категории «Мастер» Федерации тенниса России, специалист по вопросам физической культуры и спорта.